СІМ ПРОМЕНІВ

КОНСАЛТИНГОВА ГРУПА

Жалость к самому себе и чувство собственной важности

Жалость к самому себе и чувство собственной важности

Часть I. Внутренний мир человека.

Часть II. Остановка внутреннего диалога. Проблема отождествления. 

Часть III. Чувство собственной важности и жалость к самому себе. Внутренние учитывания и важность прощения.

Начало тут >>>

------     Часть III. Чувство собственной важности и жалость к самому себе. Внутренние учитывания и важность прощения    -----

Как часто вы расстраиваетесь из-за того, что вас не понимают, недооценивают, что к вам не так относятся и вы должны были бы быть в лучших условиях, что жизнь несправедлива к вам? Это называется жалость к самому себе. Практикуя самонаблюдение человек начинает лучше выявлять в себе это негативное состояние. Вот что пишет об этом Карлос Кастанеда:

«Дон Хуан попросил меня сказать ему, какова была моя наиболее естественная реакция в моменты стресса и замешательства, прежде чем я стал его учеником. Он сказал, что его собственной реакцией была ярость. Я сказал ему, что моей была жалость к самому себе.

Дон Хуан сказал: «Сейчас ты уже не имеешь возможности вспомнить те бесконечные усилия, которые нужны были тебе для того, чтобы установить жалость к самому себе как отличительную черту. Жалость к самому себе была постоянным свидетелем всего, что ты делал. Она была прямо на кончиках твоих пальцев, готовая давать тебе советы.

Жалость к самому себе была полезной для тебя, потому что ты или чувствовал свою важность, или ты думал, что заслуживаешь лучших условий, лучшего обращения, или потому что ты не хотел принимать ответственности за свои поступки.

Стиранием своей личной истории ты отрицал использование жалости к самому себе. Для того, чтобы жалость к самому себе работала, тебе необходимо быть важным, безответственным и бессмертным. Когда эти чувства каким-либо образом изменены, то ты уже не имеешь возможности жалеть самого себя.» (3)

 Жалость к самому себе является одним из видов отождествления. Вот что пишет об этом Морис Николл:

«Одна из форм отождествления — это внутренние учитывание. Одна из самых распространенных форм внутреннего учитывания состоит в том, что мы думаем о том, что о нас думают другиекак они обращаются с нами. Человек может чувствовать, что его недостаточно ценят, и это мучает его, заставляет подозревать других и вызывает огромную потерю энергии.

Когда вы чувствуете, что кто-то неправильно вел себя по отношению к вам, то вы чувствуете, что вас недооценили. Люди очень часто говорят, когда они оскорблены: «Вы знаете, кто я такой?» или что-то в этом роде. Они имеют в виду, что у них есть некоторая оценка самих себя, и что если бы другой человек знал это, то он не посмел бы так себя вести. Конечно, если у вас нет или почти нет представления о себе как о ком-то ценном, то вы не будете так легко расстраиваться. Высокая самооценка естественно создаст более легкие условия для того, чтобы вы чувствовали, что другие недооценивают вас. Поэтому вам будет намного проще учитывать внутренне. Человек может быть настолько поглощен проблемой того, как с ним обращаются другие люди, и подозрениями в отношении того, что другие люди смеются над ним, что вся его жизнь может быть занята только внутренним учитыванием. Другой человек может высоко ценить себя из-за своих страданий. Люди цепляются за свои страдания и считают, что они достойны особой оценки, потому что пережили столько трудностей, несчастий и страданий. Они чувствуют обиду, если другой человек начинает говорить о своем страдании. Они чувствуют, что этот человек не учитывает их, что он эгоистичен. Им очень трудно понять, что другие люди тоже страдают.

С этим тесно связана другая форма отождествления, которая называется сведением счетовЧеловек начинает чувствовать, что люди должны ему, что он заслуживает лучшего обращения, большего вознаграждения, большего признания, и он записывает все это в свою личную психологическую бухгалтерскую книгу, страницы которой он постоянно перелистывает в уме. Такой человек начинает жалеть себя так сильно, что о чем бы вы с ним не говорили, он почти всегда сразу же начинает рассказывать обо всех своих страданиях. Все счеты подобного рода, все чувства, которые вам задолжали другие люди (ведь вы-то сами никому ничего не должны) — все это тормозит развитие человека.

На сведении счетов основаный такой вид внутреннего учитывания, который называется «Петь свою песню». Это психологическое, а не физическое пение. У каждого есть своя «песня». Вы чувствуете, что вам кто-то должен, и записываете это в своей памяти. Если вы действительно хотите знать, какие внутренние счеты вы накопили за всю жизнь, начните замечать типичные «песенки», которые вы поете. Иногда люди поют свои песни без поощрения извне, а иногда, после пары бокалов вина, они начинают петь открыто. Они поют о том, как плохо с ними обращаются, о том, что у них никогда не было шанса, о своих былых подвигах, о том, как никто не понимает их трудностей, о том, как неудачно они вышли замуж или женились, о том, как их не понимали родители, о том, какие они на самом деле хорошие, о том, как их недооценили, не поняли и т.д. — это означает, что виноваты все, кроме них самих.

Как вы думаете, почему при работе над собой необходимо избавляться настолько, насколько это возможно, от «песен»? Они калечат вас изнутри. Они забирают энергию. 

Вы мужественно улыбаетесь — вы все знаете эту свою улыбку — но это все ложь. Хороший певец не может продвинуться дальше самого себя. Он жертва собственных внутренних счетов. Как только появляются какие-то трудности, он начинает петь. Это задерживает его: он не может расти. Возможно, он начинает плакать. Он не способен подняться дальше того, чем он является — т.е. дальше человека, искалеченного печальными песнями. Вместо того, чтобы работать над собой в какой-то трудной ситуации, такой человек сразу же начинает петь — может быть, очень мило и тихо. Если его критикуют, если с ним говорят в резком тоне, то он начинает жалеть себя или приходит в ярость и чувствует, что его не понимают и т.д. И тогда он начинает петь — очень мягко самому себе или другим, особенно тем, кто готов слушать его — или, может быть, ее. Очень часто такой человек заводит с кем-то дружбу, только потому что ему легко петь свои песни этому другу, а если друг внезапно просит его «заткнуться», то он чувствует себя таким оскорбленным, что тут же начинает искать нового друга — человека, который, как говорится, действительно понимает его — как будто кто-то может понять другого человека так просто. Чтобы понять другого, нужно сначала понять самого себя, а это приходит только после долгой работы над собой, после проблесков видения того, кем вы на самом деле являетесь. Хороший певец, конечно, не понимает самого себя. Он предпочитает петь свою песню о том, что его не понимают, и поэтому он мечтает о чудесном мире, в котором все устроено так, что он является в нем центральной фигурой.

У людей есть несколько установок относительно жизни, и если их жизнь не соответствует этим установкам, то она считается прожитой впустую или бессмысленной, и с такими взглядами люди могут постоянно заниматься внутренним учитыванием и чувствовать, что все против них, даже Бог и вся Вселенная, а причина только в том, что они не правильно воспринимают жизнь. Люди предъявляют требования, которые невозможно удовлетворить.

Песни могут звучать в людях тайно. Они чувствуют внутреннюю грусть, монотонность, своего рода внутреннюю усталость или разочарование, вокруг которых собираются мысли. Я хочу поговорить именно об этих тайных песнях. Ибо они тоже мешают нам, но мы часто не замечаем их, хотя они все время незаметно съедают наши жизни.

Вы знаете, что вы должны наблюдать себя, когда вы одни в той же мере, как на людях. Самонаблюдение — это внутреннее внимание. Не думайте, что когда вы одни, то нет необходимости во внутреннем внимании. Когда вы одни, вперед выходят совершенно разные формы воображения, разные мысли, разные настроения. Не стоит думать, что вы непременно находитесь в хорошей компании, когда остаетесь одни. Очень вероятно, что вы оказываетесь с самой плохой компании. У вас, может быть, есть песни, которые звучат, только когда вы остаетесь одни — когда вы знаете, что никто на вас не смотрит. Да, но вы должны смотреть. Думать, что вы можете уснуть в самом себе только потому, что никого нет рядом, и наслаждаться всеми своими негативными разговорами по этой причине — значит что у вас нет внутренней искренности. Если мы не соглашаемся с нашими негативными мыслями на публике, но потакаем им наедине с собой, то что мы, по вашему мнению, делаем? Совершенно точно можно сказать, что мы еще и не начали понимать, что значит работать над собой.

Однажды я сидел рядом с Успенским. Мы молчали. Он посмотрел на меня с улыбкой и спросил, почему я такой грустный. Я сказал, что не замечаю, чтобы я был грустным. Он сказал: «Это привычка. Вы слушаете какие-то «я», которые поют грустную далекую песню, может быть, песню без слов или песню, слова которой вы забыли. Попробуйте наблюдать это. Это отнимает у вас силы и является совершенно бесполезным».

Для работы над собой мы должны пожертвовать нашим страданием. Мы часто выражаем свое страдание через песни явно или безмолвно. Я хочу обратить ваше внимание на эти внутренние безмолвные песни, которые мы должны пытаться наблюдать, которые могут очень легко лишить нас силы, а мы даже не будем понимать, что происходит. Они — это, так сказать, наши странные маленькие грустные романы с самими собой, которые крадут у нас силу, но которые мы не замечаем, так как они уже стали привычными.

Внимание к другим

Очевидно, что когда вы сравниваете себя с другими людьми, то сравнение всегда в вашу пользу, и, возможно, вы даже уверены, в вас нет тех неприятных вещей, которые вы замечаете в других людях. Предположим, что вам пришлось бы жить с человеком, который и есть вы сами. Если у вас отсутствует самонаблюдение, то вы, конечно, можете вообразить, что это было бы очень мило, и если бы все были такими же, как вы, то мир был бы действительно счастливым местом. Тщеславие и самомнение безграничны. Но если вы ставите себя на место другого человека, то вы также смотрите на себя с его точки зрения, вы видите себя так, как видит вас он, и слышите себя так, как слышит вас он, и у вас возникают те переживания в отношении самого себя, какие возникают у него. Вы видите себя его глазами. Если у вас есть достаточная практика в самонаблюдении, чтобы начать отказываться от прежних представлений о самих себе, то ситуация будет совсем иной. Вы сможете увидеть себя до некоторой степени так, как видит вас другой человек, и таким образом вы начнете практически понимать, какова ситуация другого человека, его трудности, и как бы вам на самом деле «понравилось» жить с самим собой. Вы можете увидеть, как трудно с вами другому человеку.

Чем искреннее ми наблюдаем самих себя и то, что есть в нас, тем меньше в нас самодовольства и поэтому нам легче становиться поставить себя на место другого человека.

Внешнее учитывание, внимание к другим, противоположно внутреннему учитыванию. Внимание к людям требует усилия, в то время как внутреннее учитывание является простым, механичным и состоит в потакании своим желаниям. Сознательное усилие обладает совсем другим вкусом нежели механическая автоматическая реакция. Обидеться — это очень легко. Это механическая реакция. Не обидеться и трансформировать обиду — очень трудно. Это требует сознательного усилия. Требуется максимум размышлений, внутренней коррекции, постоянной памяти о том, каковы мы сами и т.д., чтобы трансформировать первое воздействие обиды. Но это настоящая работа над собой.» (8)

 

 

Продолжение следует ...

 

(1) - Морис Николл. Психологические комментарии к учению Гурджиева и Успенского. Том первый. Комментарий I — о дополнительных средствах самонаблюдения . 1941.

(2) - Морис Николл. Психологические комментарии к учению Гурджиева и Успенского. Том первый.  Письмо к Бушу. 1941.

(3) - Карлос Кастанеда. Сказки о силеЧасть III. Объяснение магов. Стратегия мага. 1974.

(4) - Морис Николл. Психологические комментарии к учению Гурджиева и Успенского. Том второй. Внутреннее и внешнее учитывание (о пассивности ). 1943.

(5) - Морис Николл. Психологические комментарии к учению Гурджиева и Успенского. Том третий. О нахождении решений. 1946.